Феликс Коган (filin7) wrote,
Феликс Коган
filin7

Category:

Размышление по ходу.

Я в эмиграции третий десяток лет. Где-то лет 20 я не интересовался, что происходит на моей бывшей малой родине. Я не репатриант, а беглец. В принципе, если ты откуда-то бежишь, зачем тебе оглядываться, если никто не преследует и только рады. И вот, решил глянуть по прошествии многих лет, даже группу завёл в ФБ, думал, кому-то ещё интересно ТАК ЖЕ, со стороны и без особой страсти с пристрастием. А это Молдавия и русский город Тирасполь, надо сказать. Но таких заинтересованных мало, информации тоже не особо, поскольку место не особо открыто миру, и когда нет ни капли ностальгии, писать о городе, его исследовать без любви -- занятие неблагодарное, пусть и благородное, как любое для прихотливого испытателя. Поэтому я жалею, что вообще к теме обратился. Ничего нового я там не обнаружил, это по-прежнему "Чёрная дыра Европы", как именуют непризнанную тираспольскую республику. Там сменяются марионетки-"президенты", всю ту же ахинею несут "о вхождении в Россию", открывают у себя суворовские училища и по-прежнему дыркаются с Молдовой, от которой откололись в своё время, войнушку затеяв. Когда-то Суворов тут заложил крепость. Оказалось буквально сразу, что она не нужна и город стратегическое значение для России потерял тогда же, в конце 18-го века. С распадом СССР такое значение неожиданно обозначилось и поэтому российская армия из бывшей союзной республики не спешила уйти (она и сейчас там в виде некой символической базы). Это было связано с войной в Югославии, с балканским направлением, как можно было догадаться. Россия могла придерживать на пятачке военный аэродром, некие незначительные дивизионы и по сути лишь обозначать своё присутствие таким образом. Как позже доказала эта страна, если ей надо, она займёт территорию без малейшего колебания, и это пример Крыма. То есть, и в 21-ом веке Тирасполь и полоска земли "Приднестровье" никакой стратегической ценности в игре больших политиков не несут, это попросту некое диковатое поле, на котором что-то произрастает.

Но вот с чем я столкнулся сразу же, так это с плеядой мерзавцев по всему миру, в том числе и в Нью-Йорке. Они тоже эмигранты и как бы бывшие земляки. Что делают? -- Находят, кто у кого захоронен в том Тирасполе на давно закрытом еврейском кладбище (под видом изысканий в геналогии, видите ли) и вымогают деньги "на уход за могилами". Я был просто ошарашен, когда это коснулось меня, когда я рассмотрел фотографии, почитал отчёт о "бизнесе", мол вот куда денежки идут, тысячи долларов, бортики у аллеи подправили... Если пытаться провести аналогию, то тут нет ничего похожего на Всемирный Клуб Одесситов, это ведь не Одесса, а рядом.

В общем, такая грязь, что повторю, я жалею, что сам свой же принцип и нарушил. С другой стороны, его же и подтвердил на примере. Принцип простой -- для эмигранта. Это полное отрешение. Если вы были на месте, откуда бежали, где были несчастливы, то не стоит его навещать и даже внутренне в мыслях туда возвращаться.

Разумеется, что такая теория отрешения радикальна, но она действенна, и может не затрагивать культурные-ментальные зачатки, если эмигрант покинул место взрослым. Например, я человек русской культуры, и это не значит, что я должен отрешиться от всего русского и забыть, что я "из тех мест". Это и установка возвышенного, можно сказать, космополитизма.

Другой аспект затронутого -- это ностальгия, которую можно считать и образным понятием, и поэтическим приёмом, и болезненным состоянием. Я никакой ностальгии не признаю, при том призвал бы людей никогда не посещать однажды покинутых мест -- физически. Это справедливо, в частности, для всех постсоветских взрослых, рождённых в СССР. Хотя вывезенные из совка дети, повзрослев, питать могут интерес иного свойства, там больше любопытства, которое лучше бы переключать с "малой родины" на "большую", например, почему б не слетать туристом в Москву там, в Ленинград, пока не опасно, что-то ещё. Дети такие, уже практически ассимилировавшись в другой стране, к исходной, где были рождены, привязаны меньше либо отрешены идеально.

Теория отрешения могла бы опираться на институт диаспоры. Но русские такого не создают, никакой русской диаспоры, если подразумевать под такой что-то объединяющее да культивируемое, не существует. Скорее всего потому, что страна Россия, её сателлиты или зона влияния -- вполне большая доминирующая сила, она затмевает собою все разрозненные островки "отщепенцев и предателей". Но и в другом причина. Русские, которые постсоветские, не особо дружны, сила каждого в отдельности -- центробежная. "Русскими" я называю представителей пресловутой "братской семьи народов", будь то советские евреи, молдаване, украинцы или киргизы, которые всё ещё говорят по-русски, рождённые в СССР ...

Tags: Тирасполь, эмиграция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments