Feliks Kogan

"Совсем не говорить о себе есть весьма благородное лицемерие" (Ф. Ницше)


Previous Entry Поделиться Next Entry
Киев-80
unicorn
filin7



25 месяцев отслужил в этом городе, в 80-82 годах. Прошли десятки лет и я очень ясно понял, что совершил в молодости ошибку, покинув Киев. Город мне полюбился и стоило в нём задержаться хотя бы, а не стремиться в дыру Тирасполя, на родину. Служилось мне тяжело, хотя внешне, конечно, я обладал массой привилегий для простого солдата. Часть была расположена в Башне, в центре. Стройбат на машинах развозили по объектам, а я шёл пешком где-то три квартала на место своей инженерной службы в конторе, полувоенной организации под прикрытием: тогда всё было овеяной тайной и зловещей тенью афганской войны, тайной для своего же народа.

На снимке вокзал тех лет. Там я часто хранил в ячейке нехитрую гражданскую одёжку, чтобы летом, выкроив время, переодеться и махнуть на днепровский пляж, просто погулять, чувствуя себя человеком, как люди вокруг.

Исхитрившись, я времени выкраивал всё больше, научился хитрить. Иногда, чтобы не возвращаться в часть, в казармы, мог ночевать на скамейке в закрытых дворах с небольшими парками, укрывшись газетами. Как дизайнера (в свободное от инженерии время) меня могли запрашивать те или иные военные организации, иногда это было вроде командировок (оформление выставок, симпозиумов, залов в штабе округа и т.п.), иногда я командировки такие имитировал, в общем, для города у меня всегда было время и я его жадно в себя впитывал. Видимо, всё же, для таких залётных чужих Киев оставался холодным, неприветливым, он был каким-то ощетинившимся. Наверное, это меня как-то и пугало. Но так это место себя ограждало, и тем более, что институт прописки был в то время суровым, это было проблемой, ты не мог просто остаться жить, где хочешь: у каждого советского человека было "своё место". Словом, Киев надо было покорять, и такая задача мне либо казалась непосильной, либо я просто отмёл идею саму. Тем более, что хотелось как можно скорее согнать с себя всю армейскую грязь и подлость системы, которая делала солдата срочной службы абсолютно бесправным индивидом с отобранным паспортом, объектом изощрённых издевательств. -- Но мне негоже на последнее упирать, ведь в то же время тысячи солдат расплачивались своими жизнями, которые никто не ценил (пушечное мясо, расходный материал "интернационального долга").

?

Log in

No account? Create an account