filin7

Categories:

Награда за труд

Это советский орден. Нет, у меня такого не было. Зато им наградили моего директора школы в Тирасполе, где я работал учителем рисования. Но после этого впечатление такое, что награждать надо всех мерзких подлецов. Признаться, в жизни я мало встречал таких мерзавцев, настолько откровенных, что память о них не умирает. Ведь с чем-то же надо разуму сличать, плясать от чего-то. Вот и получается, что того начальника я давно опустил в копилку горького опыта, периодически той банкой потряхиваю, чтобы не слежалось содержание.

Однако я не сказал бы, что тогда, в разгар Перестройки, с этим гадом враждовал. Нет, я не считал его противником. Я просто увидел, что это за человек, собрал манатки да уволился. Он меня упрашивал в своём кабинете — чтобы я доучил до конца учебного года. Это чтобы у него не было проблем с заменой. Я должен, значит, был пойти ему навстречу. Но я не пошёл, я дико брезговал. Сказал, что если он не отдаст мою трудовую книжку, решение моё НЕ РАБОТАТЬ не поменяется. Я не хотел с ним сотрудничать, хоть и любил своих учеников. Я так же не имел желания продолжать трудовые отношения со школьным парторгом, пожилой несчастной училкой, которая как ни встретит, тормозила меня грудью, умоляя просить у неё прощения. За что? Не знаю, и тогда не знал. А то бы попросил. Но я представляю, скольким людям этот негодяй сломал судьбы в том кабинете, как рыдали перед ним все эти нервные учителки, фактически бесправные перед чиновником, как и все подневольные — тогда. Трудиться обязаны были все. Моя же личная воля уже видела недалёкий свет занимавшейся свободы. В той стране я просто задыхался нравственно. А вот этот начальник — он даже не мог посулить мне достойной зарплаты, стимулировать не мог, как и всех тогда уже мало стимулировала опостылевшая уравниловка.

Вот в такое описываемое время и получил тот работник просвещения свой высокий советский орден. Как долго он его носил? Ну, может, ещё года четыре до развала СССР, а может и дольше, в новой непризнанной республике «Приднестровье»,  по сути той же советской, раз там  всякие Советы оставались. Судьба его дальнейшая мне неизвестна. Кажется, он мотанулся умирать в Израиль.

 Иногда я даже думаю, что орден тот и благодаря мне схлопотал, пусть и работал я учителем не более двух лет. Не завидую.

Но если вспомнить годы моего педагогического краткого периода, нельзя сказать, что жалею. Я вёл себя естественно и делал то, что хотел (в разумных рамках). Например, отошёл в преподавании от советской программы, и это мне было интересно. Также я писал и выпускал стенгазету для учителей — в которой излагал свободно, и также рисовал что хотел, карикатуры и шаржи. Небольшую ошибку допустил, связавшись с корреспондентом уже республиканской газеты, которого привлекла моя практика. Чего-то он от меня хотел, но в итоге я жалел лишь время, что на него потратил. Может, польстился на лавры «учителя-новатора». Это было модно тогда, конечно, новаторствовать.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.