filin7

Category:

Работал я как-то мастером на стройке

Прежде, чем устроиться после армии художником, пытался по иной профессии, строителем. Но в небольшом городе сложно с работой было, а призывался я вообще из другой республики, с должности мастера служить пошёл. По закону советскому, так там меня должны были взять на ту же должность в то же место. И вот, у себя на родине, в Молдавии, я помыкался первое время, то там, то сям. Год-другой. Наконец, попробовать решил снова мастером, протекцию мне дал хороший человек, новый родственник.

И вот, я на объекте, новичок. Объект основной, это цех по изготовлению памятников на городском кладбище. Вот так, прямо в границах захоронений. Корпус уже был выстроен, на мне лежало первое задание — подводка канализации. Ну и там прочее, штукатурка, кровля.

Всё б ничего, но прораб на стройке был шебутной. Я сразу понял, что сработаться будет сложно.

Обедать я ходил на могилки, если что-то брал съестное с собой. Рабочие тащились в далёкую столовую какого-то завода. Иногда и я туда подавался. Вообще, с рабочими  более-менее ладил, два бригадира, пожилых, толковые были.

Первый звоночек прозвенел, когда водитель, привезший доски, сдавал задом, чтобы въехать на участок. И торчащей доской сбил ближайший мраморный памятник, высокий, чёрный. Стела грохнулась лицом вниз и раскололась. Тут же подбежал прораб и побледневшему шофёру начал советы давать, как торговаться с теми, кто памятником владеет. То есть о своей ответственности прораб и не заикался. Набежали люди, служители. А чей памятник, никто не знает, учёт плохой. Фамилия-то под низом, а глыбы ворочать не с руки, и лучше вообще не трогать, чтобы следствию не мешать. Но я знал, что это был памятник некоему Ноеховичу, богатый, как говорится, памятник. Портрет ещё там выбит был. Сообщил фамилию. Через день снова разбирались, пришла дочь или вдова Ноеховича несчастного.

Как-то это дело замяли, а тут новая напасть. Мы с прорабом на крыше были, снизу подъёмная мачта поднимала наверх растворонасос. Но торчащий рукав насоса при подъёме за что-то зацепился и вся мачта перед нашими глазами поплыла в сторону. И рухнула. Мы смотрим вниз, там облако пыли. Прораб уже бледный лицом, как смерть. Но пыль рассеялась и мы определили, что все внизу остались живы. Мачта не была толком закреплена. — Срочно её стали мужики рихтовать, чтобы начупра не заметил. Он вот-вот появиться должен был.

Новый день — новые истории. Снова мы с тем прорабом на этом объекте зловещем — уже после смены, все разошлись. И тут набегают и подъезжают какие-то люди. Оказывается, приехали воровать у нас плиты перекрытия. Кран подогнали, грузить. Мы встали на те плиты спиной к спине, отбиваться и не давать. До силы не дошло, начались переговоры, какие-то там старые счёты и прочее.

Дальше — больше. Не буду уже перечислять, всё один к одному как бы. И сам прораб этот по натуре гнилой. Когда он что-то стал орать на меня при рабочих, я тут же и уволился. С такими хамами я дело иметь не желал, и вообще, мест поменял порядком (хамов везде большинство). Но зла особо не держал, тем более расстались мирно, через застолье.

И надо же такое совпадение, что устраиваюсь я художником в трест Зеленстроя, и мне там в обязанность дают оформление всех городских похорон. Оказывается, похоронное бюро было при этом самом тресте.

Мне нравилось, что там у меня была своя мастерская, отдельный домик на два помещения (соседом был инженер). С гробовщиком подружился, цыган там был такой, приятный дядька, мастеровой. И время было, чтобы учиться заочно в московском универе. Так что, в этом тёплом месте проработал я почти три года, на рекорд шёл. Кроме похорон я делал и обычную работу, конечно, но вот зарплату мне начисляли сдельно, считая по траурным лентам и не считая, допустим, всяких там плакатов, стендов или оформления праздничных демонстраций. Вот такая ситема была иезуитская. Чем больше умрёт, тем я больше получу. А уж сколько приключений было с этими похоронами, какие отношения с клиентами, кто заказывал — это просто не описать и в целом томе воспоминаний. Меня уже на улице люди узнавали. Кто смотрел с опаской, кто почтительно глаза опускал, кто с интересом.

Всякое было в жизни.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.