filin7

Categories:

Чудовищная потерянность

Вспоминая свои первые дни в американской иммиграции, я иногда ужасаюсь. Тогда, десятки лет назад, я прибыл с нехитрым багажом. Это никакие не контейнеры морем, это просто то, что разрешалось взять в самолёт.

Я помню, насколько был потерян. И это ещё благо, что помогли заранее снять квартиру.

Ну вот, я в квартире. Родственники даже холодильник наполнили продуктами, что очень удивило и что вспоминаю с благодарностью. Правда, практически сразу стало понятно, что этими жестами гостеприимства всё их участие и ограничивалось. Дальше --- определяйся сам.

Вот эта потерянность очень быстро и проявилась: ты в огромном чужом городе, ты никому не нужен и ты ничего не знаешь. 

Я просто как на сокровища смотрел на привезённые с собой из Молдавии вещи: отвёрточка, плоскогубцы, открывалка для пивных бутылок. Что-то из ложек-вилок и мелкой посуды.

Состояние шока не давало возможности просто посидеть, помедитировать и выработать план действий. Надо было мчаться в центр поддержки для переселенцев. Там были руководители моего «дела», у них можно было всё спросить. Но для этого надо было учить английский, тут же, на коротких курсах. А что ты выучишь за три месяца? Я не знал даже, где купить иголки и нитки. Что делать с обувью, которая расползлась от местного мокрого снега? Где купить продукты подешевле? Как пользоваться автобусами? Где раздобыть карты маршрутов? ... Вопросов было сотни, и ответы предстояло искать постепенно, с растяжкой на неопределённое время.

Я любил ходить пешком помногу, и в Манхэттене, и в Бруклине, по большой авеню Кони-Айленд, на которой множество всяких мелких магазинов, автомастерских, прачечных, всяких кафе и прочего. Так я постепенно приучал себя к двум соседним мирам одного мегаполиса — рабочей окраине и блещущего центра с его каменными джунглями.

Через месяца четыре я уже устроился на работу и мотало меня аж до Майями: в командировки по коротким вахтам, туда-сюда. Приключений было много. А к концу первого своего года я уже работал не у русского босса, а в солидной американской компании, живописцем, правда, на самую мизерную зарплату.

Самой большой моей ошибкой было то, что я не захотел сидеть на пособии от города и штата подольше. Вот это и могло стать временем покоя, нужным для адаптации с чувством и расстановкой. С другой стороны, я приобретал опыт труженика, что мне помогло в дальнейшем при устройстве на работу посолиднее, пусть и там надо было начинать с какого-то мизера в приближении. А перед тем довелось проволынить безработным, так и так, на пособии по безработце, и это почти год. Правда, я хоть в колледж поступил, на неполный курс, до года.

Лет через восемь я постепенно начал находить себя — в Америке. Долгий срок это был, как жизнь.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.