filin7

Categories:

Испытание

Ездить каждый день с работы и на работу, в подземке Нью-Йорка, это большое испытание. У меня поездка в один конец, ещё и с пересадкой на узловой станции, занимает 40 минут.

Проблема тут не в затратах времени, а в нежелетельных контактах. В вагоне с тобой могут ехать и грязные бездомные, например, зайти на одной из остановок и приткнуться к тебе. А могут прохаживаться такие же грязные нищие попрошайки. Есть и чистоплотные попрошайки, но в обоих случаях всегда неприятны назойливые, которые встанут перед тобой и будут обращаться именно к тебе. Да, есть такие, которые подают, это их дело и желание. А если у меня нечего дать, что я должен — извиняться? Но и это ещё не вся беда. А в том проблема, что попрошайки могут проявлять агрессию. Например, ты им не так ответишь, как они того желают, и они пойдут на открытый конфликт.

Другой вид агрессии уже от нормальных с виду пассажиров. Есть такие, которые остро реагируют на контакт взглядов. Ты невольно задержишь внимание на лице человека. Мало ли, форма очков привлечёт, а то и просто бездумно глядеть станешь. Твой взгляд могут тут же перехватить, и если человек нервный, он тебя резко спросит, чего ты от него хочешь и почему уставился. Поэтому я стараюсь никогда не пялиться на лица людей. Мне это делать сложно, поскольку привычка художника — вглядываться. Однако в вагоне этого делать нельзя во избежание недоразумений. Кстати, ответная агрессия на взгляд может и поножовщину вызвать, моментально и в виде атаки. Случаи бывают такие.

Следующий вид «препятствий» — это группы хулиганья. Часто это старшеклассники после уроков. Но могут быть просто типы в группе, пьяные или под наркотой. Зачастую они смирные, пока кто-то один из них не станет до кого-то докапываться, чувствуя поддержку за своей спиной, то есть он «отчаянно смелый». Это зачастую девушки с парнями, когда парни у них «в засаде». Например, такая девушка скажет парню или нескольким из группы, что «вон тот на меня смотрит и делает неприличные знаки», хотя никому она не нужна и никто на неё не смотрел специально и в упор. Всё же, люди не волчья стая. — Но почему-то каждый себя считает вожаком, с которым нельзя встречаться взглядом.

Сегодня я ехал с работы пораньше. Видимо, двое старшеклассников тоже домой, со школы. Чёрные, лет им по 17. Они сидели и один из них курил, дым пускал. Может, электронную сигарету. Я был у них за спиной, стоял. Тут освободилось место как раз параллельное и в одном ряду с ними, и я сел. Когда уже сидел, глянул в сторону тех парней, увидел, что один прилёг, а другой с чем-то в руке, мундштук там. В вагонах у нас курить не положено, и поэтому я невольно отметил про себя, что там дым и сигарета. Но в том и дело, что это отребье реагирует на малейшие твои телодвижения. Так, если моя голова была повёрнута в его сторону,  то пассажир мог УСТАНОВИТЬ, что я его разглядывал. И это при том, что он прекрасно понимает, что курит, когда нельзя, и что кому-то это не понравится, а может и на замечание нарваться, раз так. Что дальше? Я сижу, и у меня в руках смартфон, читаю с экрана. Но тут раздаётся громкий призыв ко мне: «Эй!» — Это он со своего места. Рядом сидят другие, впереди и сзади. Но я понимаю, что орёт он именно мне. Я молчу и смотрю в экран. Он снова, уже с обращением «сэр», и «я с тобой разговариваю». Я молчу. Потому что я знаю, что отребью нужна коммуникация и зацепка для конфликта. Он ещё проорал что-то, затем выругался вполголоса, проклиная мою «глухоту». Через секунд десять я выключил телефон и убрал его. Смотрел в окно. Я знал, что если отребье за мной ещё наблюдает, он оценит этот жест, как готовность к активным действиям. Например, к выхватыванию ножа или пистолета. До высадки на конечной станции оставалось ехать минут десять. Телефон я больше не доставал, сидел и глядел в окно, не поворачиваясь в сторону этих обкуренных. Однако больше поползновений с той стороны не последовало. Остановка. Все подходят к дверям выхода. Внутренне я собран и спокоен, боковым зрением вижу, что те тоже поднялись. На большой станции вряд ли возможны инциденты с нападением или дракой, тут может быть рядом полиция и много камер. Я вышел и они вышли, в разные стороны. Это всё среди белого дня. Однако представить не сложно, что было бы на отдалённой ветке маршрута и ближе к ночи.  — И в случае этом я был зол на себя, поскольку совершил глупость. Раз ты видишь, что в салоне есть элемент опасности, не подсаживайся к нему рядом вместо того, чтобы перейти в другой конец вагона или пересесть в другой вагон, вообще. Но тут надо отметить, что садился я в данный вагон намеренно, потому что он С ПРОВОДНИКОМ. То есть считается самым безопасным в составе.


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.