filin7

Category:

С удивлением узнал о Звереве

Может, я слышал о нём что-то раньше, но в упор не запомнил. А сейчас вот столкнулся. Это русский художник Анатолий Зверев, он умер в 1986 году. Творил он этак подпольно, вот поэтому я и не мог о нём знать что-то, в СССР ещё.

Также узнаю сейчас, что это был, оказывается, первый русский открыватель американского экспрессионизма.

Ну и, как водится в таких случаях, творчество такого подпольщика получило признание на Западе, будучи туда какими-то путями переправленным.

Живя в СССР практически на окраине (Молдавия), я был от столичных веяний и андерграунда далёк, а на месте, где жил, меня абсолютно не привлекала советская «богема», все эти члены Союза художников. Я не любил советских художников, никого особо. Было что-то такое из разряда усреднённого восприятия, было сопоставление с классикой, с русскими мастерами старой школы. Но мне не нравился советский реализм, и я это понял рано, когда сбежал из художественной школы, не проучась и года, вроде. А ещё вернее — я не принимал диктат, что можно рисовать, а что нельзя, и что считается красивым-некрасивым.

Вот этот Зверев — он был самоучкой. Умер он в 55 лет, и образ жизни вёл экстравагантный, по советским меркам. То есть бичевал, выпивал, всё такое.

Кстати, мне довелось работать вместе с одним из руководителей тираспольского отделения Союза Художников СССР, вернее, с бывшим, он уже был руководителем бюро эстетики на одном из предприятий, куда я устроился. Мне казалось, что я его своим творчеством удивлял. Он не мог понять, почему я рисую иллюстрации «по представлению», а не срисовываю уже готовые, чужие изображения. Мне было как-то безразлично его отношение ко мне и к дизайну, я не считал его в этом деле толковым и мы не сработались. В Союз тот я не стремился, тоже не интересовало. Но в том упомянутом бюро, помню, была в штате пара художников (я ими руководил, как мастер), которые в свободное от работы время готовились туда вступать. Надо было писать картины, делать выставку и что-то в этом роде. И вот, вступив в тот Союз, они могли считаться как бы свободными художниками. В этом-то и была вся ирония. Свободы творчества у них бы не было.

Кстати, уже в Америке, я также не захотел вступать в профсоюз Бродвейских художников. Я работал живописцем и коллеги мои, тоже русские иммигранты, туда вступали. Там хорошо платили, конечно. Но меня не прельщала особо работа исполнителя — красить вот эти все декорации, лазать по лесам с вёдрами краски. Работа художника в данном направлении — не исполнителя — это сцены задумывать, то есть собственно сочинять, творить композиции. И это уже некая другая категория творцов, которой не нужны профсоюзы.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.