January 25th, 2008

double bird

О вещах (копия заметки)

-- тут вряд ли можно вывести некую единую форму отношения к вещам, будь они дефицитными-редкими, уникальными-ещё какими и так далее. В совке люди простые, все практически, жили бедно, а ещё и культ насаждался -- против вещей и вещизма, или против мещанства в обстановке, фарцовка осуждалась -- когда вещи "доставались". Однако я не думаю, что с времён Союза в людях пережиток засел: окружающие тебя вещи или выбор товара -- твой личный мир вещей, ориентиры для места обитанья, привычные, комфортные, недосягаемые и вожделенные -- твой личный арсенал. Обладать вещью -- вовсе не значит перестать мечтать о ней. Доступность вещи -- ещё не признак обладанья.
Выбор богатый либо бедный -- не решает проблему выбора, когда что-то ставится на весы, а что-то скидывается.
Не от мира сего можно считать коллекционеров -- бережных собирателей. Посчитать дураками вполне справедливо -- транжир. Эти последние, завладев чьей-то коллекцией, небрежны. Фанатичный -- за вещью гонится и достигает. Язычник -- обожествляет...
В богатой Америке даже в поколениях может жить -- до сих пор -- урон душевный со времён давнишнего кризиса экономики. Не пережиток, скорее, но памятный урок.
У меня сотрудник, из коренных, так тот скупает со всего света ношеные кроссовки. Примечательно, что когда к нему в жилище забрались грабители, то захватили лишь Ай-Под и денег по-мелочи. Может, собрались уходить уже они, когда коренной проснулся и вступил с ними, видимо, пытаясь защитить обувку безуспешно: те ретировались, не покусившись.
Однако на работе, когда приходит сотруднику очередная посылка с кроссовками, собираются со всех отделов глянуть: как он их разворачивает и обнюхивает. -- Также и послушать о том, что в данной паре примечательного.
Когда уже мне приходят книги по почте, многие спрашивают, какой размер, хотя видно, что бандеролька плоская и мелкая.