February 24th, 2011

double bird

Самоцитата

"Я вон гляжу на Мумбарика. Ему ж 82 стукнуло, вроде. А от дел не оторвать было, практически. И до ста лет правил бы, если б не прокси-происки".  (Feliks Kogan)
double bird

В мире

Вчера, 23-го февраля, Мария Арбатова, феминистка-буддистка, весталка-маркитанка и либералка-минералка, поздравила всех мужчин с Днём Вооружённых Сил и Флота. Звучало поздравление, по признанию многих, немного двусмысленно.
double bird

В Чечне

Президент Чечни Кадыров постановил, что отныне разрешено иметь в браке до 4-х жён и танцевать лезгинку повсеместно (время не ограничивается).
Ожидается, что в ближайшие недели сотни тысяч одиноких и недостаточно женатых мужчин хлынут в Чечню из других регионов России. Уже сейчас ощущается дефицит жилья -- дворцов, пентхаузов, распашонок, бараков и палаток, -- а также острая нехватка невест любого возраста.
За пределами столицы Чечни в одни руки даётся не более двух и администраторы собираются ввести на какой-то срок талоны.
Несмолкающая зажигательная музыка поддерживает ажиотаж настроения, которое попыталась омрачить Мария Арбатова, подходя издалека. В частности, она заявила, что её Будда не против многожёнства, в то же время другая половина нутра -- противится нововведению, на что Кадыров, проявляя мудрость Соломона, отреагировал подзаконным актом, разрешающим феминисткам, в виде исключения наоборот, иметь по четыре мужа.
double bird

Русский

Такую сценку сегодня в Бруклине наблюдал. На перроне сабвея мечется парень-мужик. Он русский, это видно по затравленному взгляду пропащего. Он в чём-то спортивном поверх, у него такая шапочка чуть на серые, пропитанные глаза. Не понять, -- поэтому я так, -- то ли мужик, то ли парень он. Также не понять, в 10 утра -- он трезвый иль навеселе после вчерашнего, допустим. Подошёл бы поближе, так можно было б принюхаться, но он прошмыгнул с вопросом почему-то мимо.
Он обратился к рядом стоящей маленькой пожилой китаянке: "Скажите, вы русская?" -- та очумела и шарахнулась было, а после и онемела. Китаянки никак не могут быть русскими, они и не англичанки, даже и не американки вполне, поскольку владеют одними лишь иероглифами. Впрочем, русский был с нею уважителен. По зрачкам-то не угадаешь, что напугал, но душой понял. Он стал похлопывать бабушку по плечу, легонько, даже чуть этак поглаживая (в США это считается насилием -- "трогаться").
Я успел подумать, мол, немудрено в нью-йоркской подземке заблудиться, и можно в таком состоянии даже мимо большущего стенда с картой маршрутов пройти. Язык доведёт до Киева. И снова: "Так не русская вы?"
-- И мимо меня он прошёл до того, не взглянув даже толком. У меня в руках чёрный портфель, в ухе золотая серёжка, борода, нос восточного... Явно басурманин какой... -- А тут и поезд подошёл.
Я бы помог русскому, спроси он в открытую. Однако смущал его вид немного. Неделю назад такой вот убил четверых и подрезал с десяток, до поимки, за сутки необъяснимого зуда. Правда, убийца был однофамильцем Гельмана Марата, и тоже ТУТ считается русским. Но мы не о таких, а об этнических. Мы-то в курсе, кто настоящий русский, а кто так, с носом...
Обычно, толковый турист знает, что в Бруклине, да ещё и возле Брайтон-Бич, русских много. Что можно, в любом случае, громко спросить в толпе: "Кто-то поможет перевести?" -- по-русски спросить, русские и отзовутся. Русские, считается, отзывчивые.
Однако посадка, и мы в большом салоне. Все уселись. Русский от меня подальше, боком, боком. Гляжу, а он во-о-он там,  тоже пристроился. Шапочка видна (всё же, какая-то странная шапочка). Ну, думаю, определился, значится. Сейчас поедем.
Тронулся. И тут опять, слышу: "А вы не русская, скажите?" -- громкий возглас, но не крик, а сдавленный вопль надежды.
Это он обращается к уже сидящей напротив латиноамериканке. Та высокая, черноволосая, явно не мексиканка. Может быть итальянкой тоже, но не разглядеть чётко. Вот он разглядел... -- А та не шелохнётся, сидит с ровной спиной. Видимо, улыбнулась (бежать поздно, пересесть нельзя, полный вагон). Молчит. Русский подумал, что женщина скромная, что растопить надо разговор, поэтому начал о себе. Что едет на родину через две недели. Что тут, на чужбине, уже 6 лет (это невероятно, не знать языка до сих пор. Значит, или врёт, или в тюрьме сидел всё время, в одиночной камере...)  -- Пока я обдумывал услышанное, рассказ не прерывался и стал более доверительным видимо, поскольку женщина уже кивала... А потом она вышла. Тут русский достал свою трубу. Ну, телефон спутниковый достал. И уже понеслось -- на весь вагон, криком (наверное, русский спутник стал отлетать с орбиты или в тень зашёл): " Солнышко, я к тебе еду. Ты приготовила паспорт?" -- Та паспорт готовила с вечера, когда квасили, поэтому стала жаловаться на пропажу, видимо. Тут пошёл от русского отборный мат с нравоученьями. И через минуту снова: "Золотко, я к тебе еду. Ты же знаешь, что... Всё будет хорошо. Я уже в трэйне..."  Поезд мчится, тройка скачет. Чтоб отвлечься от этих перематов, достаю журнал Ньюсвик, смотрю картинки. Всё равно крик мешает. Откровения там всякие тоже мешают -- на весь вагон. И я так понял, что парень окончательно убедился, что на всём восточном побережье США он один такой -- русский. Никто не поймёт его. Скорей на родину! Паспорта нашлись!..
Тут меня слегка укачало. А потом картинка привлекла одна и зачитался. Факт же, что когда прислушался да глянул, русского в вагоне уже не было. Стало почему-то грустно, то ли сиротливо стало. Впрочем, другие мысли тут же вытеснили остальные. Скоро и моя остановка.