October 3rd, 2012

double bird

В окружении

Неожиданно приветливым на сей раз оказалось в Мексике море, Карибское. Пляж в Палладиуме дугой, и в центре оной как раз приятный заход  в воду, а к концам дуги всё каменисто, хотя лежаки и пальмовые грибки -- кругом. К тому же там, где камни и больше водорослей, у воды стоят вырезные по дереву инструкции, как не подвергнуться нападению ската. Я правила заучил, однако купаюсь в месте, где больше людей. Как обычно, среди людей много крупных рыб, правда, белых и серебристых, их различаешь на отдалении с трудом. Однако стоит кинуть в воду пару кусочков хлеба, как стаи начинают кишеть. Я же неожиданно открыл местечко, где собираются особые рыбки, причём, как по сигналу. Надо отплыть к краю буйковой зоны, что отделяет место для катамаранов и каяков, и чуть притопить один круглый небольшой с мяч поплавок. Он поросший мелкими водорослями, и вот ими лакомятся чудесные барбусы, такие ярко жёлтые с чёрными в тигра полоску. Они почти в полладони бочонком, и стая в пятнадцать особей. Я этот трюк проделывал уже раз пять, и на пятый покормил водоплавающих французской булкой.
Немного не хватает сервиса, так как напитки никто не разносит и надо самому идти к пляжному бару, правда, это всего метров двадцать.
Вчера соседями по лежанкам были молодые германцы. Я с ними чувствовал себя немного напряжённо. А когда все их ребята дружно заснули, мне показалось, что одному, что ворочался, снилась Курская Дуга. -- Всё же, люди культурные, с книжками толстыми, правда, фройлины их чересчур пережарены в соляриях.
А вот молодёжь с Украины, сегодня присоседившиеся ("Да ты чё, прикольна, вааще!" "А фотик ты взял, фотик?" "Нет, ну да!" "Прикольна!" "Вааще!" "Шо!") -- вынудила переместиться на два рядка дальше, где поспокойнее (там, где охотятся с налёта серые пеликаны -- где скаты).
Вода чудесная и к вечеру не хочется идти в бассейн, хотя ветер гонит.

В баре подошли к стойке пару русских парней с золотыми крестами на шеях. Спрашивают по пиву. Бармен им: "И по паре текилы!" -- Ну, что ж, переглядываются ребята. Можно и по текиле, раз предлагают (но бармен их, видимо, уже знает).
 А вот поздним вечерком я ужинал в ресторане на песке, у пляжа описанного, уже в окружении диковинных енотов. Они ручные с виду и клянчат еду у стола, встают на задние лапы. Если не топнешь ногой и не дашь ничего, они пытаются что-то лапой со стола стянуть.

Обедая сегодня в открытом буфете у "взрослого" бассейна, наблюдал, как специальными сигналами тревоги отпугивались стайки наглого воронья. Эти звуки, признаться, и меня раздражали.

Ну и в довесок воспоминаний прошедшего дня: пробираясь в темени к упомянутому ресторану на берегу, умудрился заблудиться и проплутал в джунглях минут двадцать: причудливые разветвления досковых мостков меня вели по кругу, может, потому, что блуждая, придерживался одной стороны по правилам выхода из лабиринтов. -- Всё же, это правило сработало.
портрет Ницше

Рассуждение о запоздалом

Лучшие годы своей жизни отдал Панчул изучению компьютера, а потом интернету, троллингу и буллингу. Сейчас, на пороге завершения всех свершений, ретроспекция выводит поприще ненужных достижений, когда-то сверкавших победами, мнимую стезю приложения пройденного наносного: впереди лишь полая пустошь выдутой мелодии да резонанс до дрожи.
"Поздно... Поздно..." -- выстукивают молоточки часиков.