August 4th, 2013

unicorn

Воскресенье

Сегодня, чтобы получить модельную стрижку, мне пришлось тщательно обходить всех фриков (так я называю парикмахеров-хамов, со странностями либо с трясущимися руками). Зайти в отдельный салон, так можно было бы выбрать мастера, которого ещё не знаешь, но это уже напряжение ситуации, тем более, что на 6-ом Брайтоне, к примеру, все фриканутые. На 5-ом всего одно кресло и там к приятной мастерице надо предварительно записываться (это не по мне, я и так не люблю стричься). На Кони-Айленд я пошёл к пакистанцам, но, к сожалению, старой мастерской не стало, на месте том какая-то кондитерская, тоже пакистанская. Пришлось свернуть на Нептун-авеню (вдруг пакистанцы там) -- без результата. У одного салона мне не понравилась вывеска, и он с виду дамский. Пошёл вкруговую, свернув на 7-ой Брайтон. Не доходя чуток до Брайтон-Бич, нашёл-таки заведение. Там как раз был пожилой угрюмый мастер, я у него стригся, может, лет 7 назад. Три столика пустовали (видимо, выходные наступили), а угрюмый обрабатывал клиента, мне пришлось минут 20 подождать. Тем временем телевизор крутил фильм с Шалевичем "Любовь немолодого человека", 1990 года, с Петром Щербаковым. Актёры бесподобные, конечно. Но я ничего советского-российского не смотрю уже очень давно, исключая "Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён" с Евстигнеевым, по смартфону.
Тем временем угрюмый пригласил меня в освободившееся кресло. На столике стояли многочисленные фотокарточки с Любавическим Ребе. На одном календарике Ребе назывался Мессией (Мошиахом). Угрюмый сразу выправил меня, что-то приговаривая о ровной посадке. Я подумал, что это такая психологическая подготовка и профессиональная уловка, показывающая, что я во владении маcтера и волшебника, и фокусничать мне не стоит (понятно, что клиенты попадаются тоже всякие). Кондиционер был выключен и я боялся, не станет ли жарко. Фильм закончился на грустной ноте (герой Шалевича оказался бабником), и я встал, расплачиваться. Только отвесил щедрые чаевые, как в дверь вломились пара нарядных мужчин, мастер даже забыл мне отвернуть воротничок сорочки. С порога высокий представился, и спросил, помнит ли его хозяин (да, тот был растерян). Оказалось, что это некто Ари Каган, радиоведущий русского радио. Голос мне был знаком, я иногда включаю приёмник, послушать сплетни. Ари баллотируется в депутаты горсовета (или что-то наподобие), и что-то стал в этой связи просить, вроде, установить какой-то пункт агитации. Но я не стал слушать, а поспешил выйти. Мне надо ещё было купить литр однопроцентного молока, это значит, ещё порядком по Брайтону покуролесить.