September 11th, 2021

double bird

20 лет

May be an image of skyscraper, monument and body of water

Америка отмечает печальный юбилей, 20 лет с момента страшной трагедии, нападения террористов.

Я был свидетелем теракта в Нью-Йорке, в одном из разрушенных зданий близнецов погибла моя соученица по колледжу, она была этнически русской, мы общались с ней, были из одной группы. Много лет я не мог преодолеть барьер, посещать место трагедии. А когда был на мемориале, с приятелями-туристами, я не смог им показать её имени. Имён на бортах фонтанов тысячи, они высверлены в металле, и найти когда-нибудь её имя я конечно хотел бы. Просто, не в курсе, системно ли имена там представлены.
Сам мемориал мне не особо нравится, это как две зияющие раны в земле, котлованы с водой. Было бы лучше, если б город затянул их. Но тут судить сложно. И другие поколения людей, за нами уже, они будут испытывать скорбь иного рода, наверное. Важнее всего не знаки, а живая память, даже и в поколениях.
Символично в эти дни и то, что Америка вывела свои войска из Афганистана, куда их направила миссия -- покарать злодеев в их логове. Гидре террора были отсечены её шипящие головы, а потенциальным убийцам мирных людей был дан предупреждающий урок с примерами -- нигде на Земле они не смогут укрыться от карающего правосудия. Надеюсь, урок в своё время вынесли и спецслужбы Штатов, которые проворонили настолько  детально и успешно для убийц организованное нападение.

Само это место в городе я любил, именно район этих небоскрёбов, транспортный узел и молл под ними. Поднимался на этаж, в один из Близнецов, я всего один раз, по работе. Но главное, конечно, и что так соблазнило террористов, это символическая нагрузка, которую несли эти здания, они были лицом и города, и страны. Когда-то давно, прибыв в  США, я долго пытался освободиться от культурного шока, это когда ты толком не понимаешь, где очутился. Как раз вот это место, в южной части острова Манхэттен, с двумя башнями, было отрезвляющим и исцеляющим -- ты начинал понимать, что Бог любит тебя. Это была магия места.

Прошло 20 лет.
double bird

Загадки



В этом году я ещё жил в Молдавии, в бандитском городе Тирасполе. Кто такой Путин я не знал, да и новостями из России не особо интересовался. Наверное, он на снимке представляет бандитский, в свою очередь, Петербург.

Странным мне сперва показалось сравнение галстуков. Совпадает цветовая гамма, но рисунок узоров (или паттерна, как модно говорить) разный. Затем это пальто в тёплый день. Под ним, похоже, нет пиджака, но галстук и сорочка проглядывают, как у костюма. Затем идёт нелепый узел в поясе.
Вот как завязывают кимоно, к примеру:
Как завязывать узел на поясе красиво? С какой одеждой можно носить такой  пояс? Завязываем пояс на пальто, рубашке, плат… | Завязывать пояс,  Завязывать шнурки, Дзюдо

Ну и, наконец, это судорожно сжатый левый кулак. Там непорядок с определённым участком мозга, видимо. На Западе, причём, всё гадают, почему у Путина такая странная походка, когда он правую руку прижимает к корпусу, а левой ритмично машет. А машет, чтобы не сводила судорога или чтобы демонстрировать её полную функциональность, или просто по привычке "разрабатывать" руку. Сухоруким с этой стороны был Сталин, как известно. Дефект свой он скрывал, поскольку говорить он мог о генетической аномалии, свойственной во многом евреям. Если считать Сталина горским евреем (полуевреем или на всю четверть), а не ашкеназом (то есть иранской или иракской ветви древнего расселения евреев), то можно отмечать гораздой меньший набор возможных наследственных болезней у тех. И тем не менее, Сталин страдал.
double bird

В колллекцию идиотских объявлений

Я продолжаю просматривать предложения о найме. Тут надо иметь осторожность, чтобы не вляпаться. В принципе, это может грозить лишь потерей времени, если зайти далеко в рассмотрении предложений с подвохом. Это когда ты дизайнер и тебя ждёт как бы твоё место, и всё зазывающе расписано, если не читать последних строчек в колонках.
Вот как в этом случае. График-дизайнер им нужен, чтобы перекладывать квитанции об оплатах услуг и составлять картотеку с архивом выставленных счетов и смет. Но это не всё, это в разряде "прочих административных функций" плюс какие-то щекотливые детали. Красиво, правда?
double bird

Артист

Я какое-то время работал на крупном предприятии, художником. Это ещё в Молдавии. И у меня сотрудником был занятный мужик, немного старше меня. Оказывается, он снимался в фильме White Bird with Black Signs, это такой тематический советский фильм про Западную Украину, что-то в этом роде.
А этот мужик, Н., он там где-то раньше жил, в Закарпатье. И вот его привлекли для какой-то мелкой роли там, видимо, из-за яркой внешности молодого деревенского человека. Он был евреем, кстати, с фамилией немецкого типа. Своей ролью он гордился.
Н. был ярковыраженным холериком, мы стали приятельствовать, и мы с ним оба оказались на перепутье, когда СССР стал заваливаться и художникам уже не на что было жить особо. Труд их был сконцентрирован в ядре партийной закваски, в рамках агитации, соцреализма и прочей идеологической мути, но коммунисты теряли своё влияние, им было уже не до приукрас.
С предприятия того я уволился, меня уже просто достал этот диктат всяких парторгов цехов и смен -- когда меня решили заставить перекрашивать Чёрного Ленина. Был такой случай.
Меня там назначили мастером бюро эстетики, и я должен был сдавать работы бюро худсовету предприятия. И вот, мой дизайнер показывал стенд, что-то вроде наград комсомола, там было три-четыре планшета в композиции на стену. И был у него портрет, сплошь чёрный, Ленин. То есть голова в виде такого силуэта с прорисовками белым. Чёрно-белая композиция. И я эту работу отстаивал. Её не утвердили. Дизайнер в сердцах тут же уволился. А меня начальство заставило Ленина ... перекрасить в красный. Я взял середину, ни вам, ни нам, и перекрасил в красно-коричневый. Дождался получки, а затем и сам уволился. Я открыл кооператив и занялся своими делами -- по оформительству и дизайну.
Моей мечтой с детства было оформлять площади города. Вот это я осуществил тогда. Н. тоже мне стал помогать, в делах кооператива участвовал. Причём, городские коммунисты приняли мои условия, я им сам стал пояснять, что им требуется на поприще дизайна. Это был какой-то волшебный полёт. Я уже присматривался к освоению печатного станка, но -- всё кончилось с крушением Союза.
Художества пришлось отложить, было не до того уже и каждый выживал, как мог.