December 3rd, 2021

double bird

Доброхот на Брайтоне

Я сходил перед Святой Субботой в гастрономию, это на 4 улице Брайтона. Снаружи взял там огурцы, авокадо. Внутрь зашёл, ягоды из морозилки взял, хлеб взял. Продвинулся к прилавку с упаковками колбасных. Взял в руки бекон массивный. Тут сзади голос раздаётся: "Вы меня, конечно, извините, но я вам могу посоветовать. А плохого никому не пожелаю. Вы вот это не берите. Это гадость. А берите, что рядом".  Я оглянулся. Это такой старик интеллигентного вида, лет 75 ему: в очках с толстыми линзами и культурно одет по-осеннему. Я в таких советах не нуждаюсь, конечно, не маленький. Подержал то и другое в руках и отошёл, всё оставил. С минуту покрутился рядом, гляжу, старик на том же месте стоит. Думаю, что надо бы ещё глянуть, что он там рекомендует. Я вернулся, взял в руки канадский копчёный бекон, большой кусище. Старик продолжает: " Я вот беру, съедаю мякоть. А это ж рёбра, кости там. Так из костей можно ..." -- Я не дослушал, кинул бекон себе в корзинку, кивнул деду и пошёл дальше, вдоль прилавков.

Подошёл к молочному.  Стою-стою, не знаю, какой кефир выбрать. Там сортов шесть, не особо много, но нет "греческого" и нет "израильского".
И тут снова голос за спиной: "Вы меня, конечно, извините, но это брать не стоит. Это гадость с русским названием "кефир", но -- поверьте мне, я за 35 лет все дела выучил". Я поставил назад бутылку, оглянулся. Старик лукаво из-за линз ухмыляется. И тут же говорит: "Вы вон то возьмите, с птичкой. Американский продукт". -- Что там ещё с птичкой? Не вижу ничего такого. Старик мне указывает, мол ниже, ниже. А там не бутылки, а пакеты. Я взял один. Написано, что "баттермилк". Переспрашиваю старика, он кивает и поясняет: "Вот это настоящий кефир. А то, что в бутылках, на каких пишут кефир, это гадость. У американцев нет такого слова "кефир", это у русских. Заманивают. И всё это у них пробиотики, про-хренотики..."
Я подивился американскому кефиру. Всё же, старик дело, похоже, говорит, и он старожил-иммигрант, пусть и я сам старожил, но до его стажа не дотягиваю лет восемь-девять. Так что я взял тот баттермилк, поблагодарил и пошёл уже в кассу. Постоял с минутку в очереди, подошёл с корзиной. Подумал, что сейчас мне в спину послышится совет, чем и как расплачиваться -- "Вы меня, конечно, извините ..."

Из гастронома я вышел, направился через дорогу в ликёро-водочный, купить водки финской. Надо же как-то отметить Субботу.
В магазине продавцы нерусские. Мы всегда здороваемся. Вот, я взял из холодильника полуторную чакушку, подхожу к кассам. Передо мной бабка с провожатой, с соцработницей. У неё такие костылики на колёсиках. Она на английском продавцу сообщает, что ей 97 лет. И просит его показать ей приличный коньяк. Тот приносит в упаковке один, хорошей выдержки. Бабка смотрит, раскрывает, ей не нравится. То ли цена под 100 долларов, то ли упаковка. Она просит принести что-то попроще. Продавец приносит ей Хеннеси за 90 долларов. Бутылка ей глянулась: "Это то, что надо". А теперь Шампанского, поприличней". Продавец ей приносит за 60 это Шампанское. Бабка пытается пересчитать сумму. Я стою прямо за ними, раскрыв рот. Потом понял, что так стоять я буду ещё минут сорок, потому что бабка начала переспрашивать, насколько коньяк "приличен" ... Освободился другой кассир и я двинулся к нему, минуя бабку и строгую провожатую, которая пыталась разобрать, о чём разговор. Она английский не понимала, а бабка сама начала смешивать английскую и русскую речь, но русскими у неё выходили незначительные междометия, она старалась не сбиваться. Я стал укладывать чакушку в рюкзак, утрясать прежние покупки. Голос бабки не утихал, она согласилась платить долларов 160 за всё, но снова спохватилась и стала переспрашивать уже о приличии Шампанского. Я поспешил к выходу.

Больше я не стал никуда заходить. Это всё, что мне надо было купить на своём пятачке, напротив дома.

Кстати, мне показалось, что бабка покупала выпивку своему зятю. Мало ли, юбилей там какой. Я аж позавидовал тому зятю -- чтобы такую тёщу иметь. А с другой стороны, может, бабка тоже Субботу отмечать собиралась, как я.