Феликс Коган (filin7) wrote,
Феликс Коган
filin7

Categories:

Жемчужина у моря

Эпиграф.


В семь сорок он подъедет,
В семь сорок он приедет
Наш старый, наш славный, наш агицн паровоз.
Ведет собой вагоны,
Ведет собой вагоны,
Набитые людями, будто сеновоз...

 ("Семь сорок")




Теми днями я что-то про одесситов писал, что на Брайтоне у нас. Вот откуда они уехали, унося ноги, -- это на фото типичный двор одесский. Я понимаю, когда ты всю жизнь РОС в таком, не очень-то уж захочется ностальгировать -- из чистой сытой Америки.
    Пусть сам я не одессит, а рядом, отношение у меня к этому городу двоякое.
Вспоминаю, когда разошлась война в Молдове, в 1992-ом, Одесса закрылась от беженцев. Пусть, "не сильная" то война была, но мирных невоенных отстреляли порядком, кишинёвцы бомбили у Бендер, а на Тирасполь нацелилась реактивная батарея. Фашист Смирнов на карту ставил (это отъявленный, а не для словца фашист).

Разумеется, беженцам один путь был, в сторону Одессы. Однако путь на Одессу обрезали, легендарная электричка "Семь-Сорок" (что отходила на Тирасполь в семь часов сорок минут) дальше украинской станции Раздельной не шла, да и до самой станции -- притормаживала. Я даже не опишу всех этих панических путей: беглые в Раздельной сели на землю, никто такой подлости не ожидал из них. То, что СССР развалился и это уже КАК-БЫ другая страна, люди понимали умом, но ещё не сердцем.
У многих в Одессе родня, знакомые, и беженцы ехали по адресам, а не на голову какого-то там исполкома. Причём, ехали даже в товарняках, в вагонах-цементовозах, но -- только до этой точки, а там -- жди чего-то. То ли конца бойни, то ли поезда в никуда.

 В лагере царило спокойствие, дети устали орать, взрослые обессилели морально. В самом селе, поодаль от ж-д станции, гремела танцплощадка, местные веселились.  Я уже вернулся из Одессы (чудом навестил тех эвакуированных, которые успели прошмыгнуть при первых обстрелах), а люди только к этому времени дождались воды, за день весь: подъехала цистерна, и как скоту, из шланга...

Я был с группой мужиков, человек 10 нас, тех, кому надо было назад, в Тирасполь. У каждого в зоне войны оставался кто-то, кто, как это было в Отечественную, не осознавал, что от фашиста надо бежать. А тут ещё поди разбери, где он враг.
Мы ждали утра, обещали по слухам, что дадут автобусы, лишь бы убирались восвояси с глаз.
Когда мы увидели, что от привокзального ресторана бредёт мужик, полны руки сеток, перехватили порасспросить. Оказалось, это муж буфетчицы, несёт домой "сэкономленные" продукты. Я еле уговорил, чтоб не трогали его. Пугнули, за водкой он сбегал "к своей", но пить никто не хотел, так уже, символически не знаю "за что". Были мы злы очень.
Тут дедок навеселе случился. Поговорили, повёл он нас на побывку. Шли-шли, темнело. Обещал он нам тепло и вино, болтал всё.
Как пришли, жинка его в крик. Хата-развалюха саманная. Сосед из-за изгороди показал бутылёк вина, решили скинуться, купить, но передумали, в сон клонило. Дедок вынес пару бушлатов и в лебеде, в огороде, полегли мы рядком. Пусть лето, а ночь холодная, росная, звёды в выси чужие. Немного я забылся, но к рассвету стал полуоколевших расталкивать. Молча поднялись и цепочкой побрели. Действительно, часа через три -- по автобусам.
   Когда стало оно потише, после вмешательства "миротворца" Лебедя, немного наладилось сообщение, люди стали возвращаться в Тирасполь, -- в гостях особо не засидишься. Однако Украина выставила на своей границе заслон, назвав его таможней, чтоб отоварившись на одесском Привозе, не дай бог не доесть булку хлеба по дороге, чтоб вывезти за кордон -- булку!

Не знаю, как это помогло одесситам...

Прошло пару лет, по Дерибасовской шёл -- тогда. И увидел просто фантасмагорическую картину. Большая стая голодных огромных собак пробегала штурмом магазины. Я как раз зашёл в мясомолочный, и тут в одну дверь влетело. Люди по стенкам, псы тучей. Не знаю, чем им там поживиться было. Они и пронеслись в другую дверь -- в следующий магазин, чуть раму не снеся. Пустым был магазин -- при продавце и посетителях.

Можно было б рассказать и о бандитской Одессе тех лет, хотя бы в той части, в какой это лично коснулось, но это уже другого разряда разговор, и приятного в тех воспоминаниях того меньше. Однако не скажу, что образ этакого Бени Крика, "благородного налётчика", был в ходу. Это была та же свора голодных одичалых собак, рыщущих по округе, которым за неимением куска -- палкой.

Когда я встречаю одесситов на Брайтоне, всегда пытаюсь представить их себе именно бывшими, "теми ещё", "первой волны",  и наподобие.
Если не путаю, одесситы себя "бывшими" не считают, где б ни проживали.

-- А вот зря.

И уж тем более, я не считаю Брайтон-Бич "Маленькой Одессой", как его некоторые называли.
Другое сейчас время, и тут не лагерь беженцев, не гетто, не местечко, а славный город Нью-Йорк (и в нём живут порядочные люди).
Tags: Брайтон-Бич, Одесса
Subscribe

  • Против офисного ворья

    Я дизайнер и иногда пользуюсь карандашами, которые затачиваю вручную. Кому ещё нужны те карандаши, когда полно ручек? Видимо,…

  • Мерзость среди людей

    Вот, сидит такая мерзость среди людей, и ей не до людей. Она делает свою процедуру разминки перед сменой на подпольной фабрике для китайцев. Но…

  • Мой комментарий к записи «Вопрос точки зрения» от germanych

    Да, а вот ещё вспомнил. В пионерлагере Спутник в молдавских Кодрах завсегда председателем Совета Дружины (был такой орган) выбирали пионера Сашу М.,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments

  • Против офисного ворья

    Я дизайнер и иногда пользуюсь карандашами, которые затачиваю вручную. Кому ещё нужны те карандаши, когда полно ручек? Видимо,…

  • Мерзость среди людей

    Вот, сидит такая мерзость среди людей, и ей не до людей. Она делает свою процедуру разминки перед сменой на подпольной фабрике для китайцев. Но…

  • Мой комментарий к записи «Вопрос точки зрения» от germanych

    Да, а вот ещё вспомнил. В пионерлагере Спутник в молдавских Кодрах завсегда председателем Совета Дружины (был такой орган) выбирали пионера Сашу М.,…