Feliks Kogan

"Совсем не говорить о себе есть весьма благородное лицемерие" (Ф. Ницше)


Previous Entry Поделиться Next Entry
Лето на Кони-Айленд
unicorn
filin7
Образ предателей колбасной эмиграции, видимой, жив и поныне.
Пока россиян ещё выпускают позаграничничать, им стоит глянуть своими глазами. Правда, сейчас вместо многих лавок и ресторанов пооткрывали на Брайтоне всякие банки, и через каждые сорок метров -- аптеки. Однако дело святое -- посидеть в ресторане "Татьяна" у променада, послушать русскую речь, отведать стэйк или дары моря по-французски.

-- Мирра, сколько лет, сколько зим! Где твой Зяма (пожму ему руку, хотя уже выпил)?!
-- Мы оба пьяны. Иначе я б не курила тут на крыльце. А что тебе Зяма?
-- Не что, а где. Я же ж вижу его не каждый день.
-- Я тебе скажу, где ты его видел в самый последний раз. Ты видел Зяму на похоронах Ромы.
-- Рома больше не с нами. Так что же делать? Он не за столом, со всеми?
-- Он дорвался до борща, ты его не заметил. Так иди поздоровайся, пока не поздно...


***


У нас на Брайтоне полно сионистов. Они засели в редакции газеты "Русская реклама". Цена 50 центов раз в неделю. Я сам не покупаю, но мне подносят для раздражения. Раз пробовал выписывать нормальную, на английском, "Нью Йорк Таймс", которую кидали в лобби, в пакете. Так соседи крали начисто. Я уже писал жалобы, помню, и мне приносили дубликаты на третий день, но крали дубликаты ещё охотней. Наконец, я отказался от ежедневных выпусков, лишь бы доставался воскресный, когда соседи дольше спят и я могу ещё что-то застать. С месяц мне рассыльный даже под личную дверь клал, чтобы я прекратил жаловаться. Я прекратил, и снова по кругу. Теперь я выписываю электронный "Ньюсуик".

***


Однако сам городской пляж, примыкающий к Брайтону и тянущийся на несколько миль, русским не отдали. Те не могут ходить с лотками, продавая колу или пиво греющимся.
Сейчас, правда, можно встретить в брайтоновских кулинариях ошалелых негров, примерно, раз в две недели. Они теряются в салад-барах. Одной раз посоветовал я взять мититеев (это такие длинные котлетки молдавского склада), рассказав, что внутри (то же, между нами, что и снаружи). Это, оказывается, старики русские, которым дали сиделок и санитаров-по-дому, отпускают последник "на обед". Я сначала думал, что старики их посылают набрать еды запретной, всяких там солений по талонам, включая селёдку. Ан, нет. Это экзотика влечёт, забывая страх. Сами же русские старики делают всё возможное, чтобы город не давал им в сиделки чёрных, чтобы только "своих", в крайнем случае поляков (а поляки сами не дураки).

?

Log in

No account? Create an account