Феликс Коган (filin7) wrote,
Феликс Коган
filin7

Category:

Древний рисунок

Рассмотрим этот образец "декоративно-прикладного" искусства, если рассматривать не лепку, а лишь рисование:




-- этой вазе, по меньшей мере, 25 столетий. А рисунок, способ задействованный, можно назвать классическим без преувеличения (а откуда ж ещё черпать классику?) Я полагаю, в те времена собственно рисование, без приложения к предмету, без задачи украшения, находило применение только в упражнениях, в обучении ремеслу. Сейчас, для сравнения, если мы рисуем что-то в альбоме, мы не ставим задачей украсить альбом (если это альбом для рисования, а не фотоальбом, которому нужны виньетки). Если мы обрамляем рисунок и вешаем его на стену, под стекло -- мы не ставим себе задачу украсить стену (хотя, интерьер с рисунком выглядит как-то достойнее), для этого есть живописные панно или альфрейные хитрости (малярка). То есть, рисование со временем переросло в самодостаточную дисциплину, отдельный вид искусства для искусства. Тем не менее, древние образцы нам явят более богатое воплощение: ваза без рисунка, можно сказать, продавалась бы плохо, или, может, стоила б гораздо дешевле (предметом бы меньше дорожили). Украшение рисунком, таким образом, делало вазу привлекательней, когда предмет отделялся от утилитарной сути своей. Такой вазой могли украсить холл гостиной, а не использовать наряду с другой повседневной утварью. Могли вазу применять по назначению, возбуждая аппетит, придавая окраску беседе своей показанной (в рисунке) темой. Но и этого мало: сам рисунок интегрировался в предмет, подчинялся его форме при том, что и форму ту подчинял себе. Я поясню, что имеется в виду.
Посмотрите на нижний меандр, полоску. Она видится прямой, хотя нарисована на кривом боку вазы. Глянем чуть свысока, и эта полоска зрительно выгнется. Сейчас, при взгляде во фронт, мы наблюдаем лишь искажения узора по краям. Тут мастер не следует топологии объекта, его кривой поверхности, но корректирует кривизну прямотой. Чтобы добиться такого эффекта, мало вести кисточку по боку вазы, надо иметь специальный шаблон. Это момент не особой сложности, но показывает нам работу с формой, когда основа из себя -- не плоский лист. Но искусность в том, что плоский, одноповерхностный рисунок заполняет собою некий объём. В данном примере с вазой рисунок, как мы видим, не требует поворота вазы, он умещён одним боком. В других случаях вазу надо поворачивать, чтоб рассмотреть продолжение изображённой сцены, открыть новые детали событийной канвы, новых героев иллюстрации (персонажей) и т.д., то есть, процесс разглядывания выходит анимированным, кривизна с поворотом достигает ракурса ортогонального "окошка", где искажения минимальны. Если это фигуры людей, они как бы оживают. Согласитесь, что рисунок в рамке под стеклом таких метаморфоз лишён и он выхолощен.
Если вернуться к вазе, то отметим, что сами элементы графического нарратива уже не противоречат форме, а ложатся на неё. Фигуры сирен в самом верху сейчас искажены. Однако, как я указал выше, анимируя, зритель подымется над вазой. Но и сейчас эти зримые искажения подсказывают форму вазы, её кривизну. Если б не было игры светотени на боках, то по виду рисунков мы бы ощутили объём предмета. Налицо соподчинение рисунка и основы.

Теперь о технике собственно рисунка. Это прежде всего силуэт, вывернутый наизнанку (контратип или контраформа). Можно его назвать "негативным пространством", поскольку силуэту пристало бы смотреться чёрным на светлом фоне, быть более для воприятия опредмеченным, не смотреться этакими прорезями. Но в противном случае страдала бы "предметность" самой вазы, а силуэты выглядели бы чёрными неаккуратными пятнами. Сейчас это такие золотистые-охристые элементы, сглаживающие контраст (не белое на чёрном) и вмещающие блики, пусть ваза и не особо блестящая глазурью. А вот детали рисунка в силуэт встроены, и прописаны они цветом фона. При этом масса пятен не дробится, линии тонкие. Обратим внимание, что головы персонажей с прорисованными волосами -- самыми тёмными пятнами на силуэтах, в отличие от линий, всё же окаймлены светлым, когда цвет силуэта сам переходит в линию. Эта особая игра могла, конечно же, быть каноном ремесленника, я тут не говорю о вазе данной, как о шедевре имени одного какого-то безмянного художника. Другой момент -- примечательная композиция. Все детали рисунка, показывающие тематические элементы, персонажи, явлены практически обособленно, как бы вырезанными картонными силуэтами, разложенными по полю. И лишь в нюансах допускается перекрытие: парус и крыло сирены слева, киль корабля и облако справа, ноги Одиссея и фигуры гребцов по центру. -- Я тут не заостряю внимание на вёслах и корпусе корабля, так как это, можно считать, один силуэт одной парадигмальной фигуры. Такую композицию можно посчитать манерой утончения, просто приёмом, который применяли в меру. Например, древнеегипетская манера рисования "профильных" людей могла носить статус и канона, и традиционной условности: так считалось красивше, а то и символичней, ведь для узнавания было достаточно определённого набора черт, и никому не нужен был нездоровый реализм -- в рисунке, при том, что более подробным элементам изображения уделялось больше внимание в скульптуре.
Вернувшись к композиции на вазе... Такая в общем-то механистическая расстановка светлых силуэтов следовала и нарративу, и абстрактной идее украшения. Так, сливающиеся силуэты, когда использовался бы приём массивных перекрытий, скрадывали бы пятна фона, чёрные в данном случае. А ведь им также отведена роль, пусть и вторичная. Они тоже "играют", составляют своеобразный характер изображения. В современном дизайне этот момент называется "белым полем" или фоном, который профессионалы обязательно задействуют тогда, когда обращают на него внимание. В данном случае, коль мы рассматриваем контратип, этот элемент, разумеется, не бел. Если же мы рассмотрим изображение в симбиозе, синтезируя игру пятен обоего рода, перемежая негатив с позитивом, то обнаружим, что массы в рассредоточении гармонируют: сколько одного, столько и другого (баланс). Можно даже подсчитать на компьютере площадь пятен и сопоставить, правда, древние делали такие вещи на глазок и не ошибались. -- И снова же, моменты касания светлых силуэтов помимо того, что линии прорисовки внутри них рисовали многоплановую-условную картину (что-то "ближе", что-то заслонено и визуально "дальше") ставили своей целью не давать чёрному фону смыкаться, чтобы он не брал на себя ведущей роли, не довлел над главным изображением. Опять же, в современном дизайне приём обыгрывается, ему дают, наоборот, главные роли в очередь, когда форма и контрформа задействованы в равной мере. Примером служить может знаменитый логотип фирмы FEDEX от Линдона Лидера:

FedEx Logo-- здесь в оранжевом поле "спрятана" белая стрела, которая при упомянутой игре материализуется из дырки от бублика в объект.

Вернувшись к пятнам, я заострил бы внимание на исключении: фигура в центре, лицом к лицу с Одиссеем -- это канущая сирена. Вот как раз её силуэт обложен вкруговую чёрным полем. Это сделано для того, чтобы подчеркнуть свободный полёт или, в данном случае, падение в пике. То есть, не настолько уж композиция механистична и бездумна, она ловко варьирует статичные элементы с динамичными в условиях, всё же, застывшей кинематики. Мы не забываем, что пред нами лишь слепок и условность.

В итоге я бы заключил, что "декоративно-прикладное" искусство заслуживает не второй роли в рисовании, не последней, а первой. К сожалению, если вспомнить методику советских художественных школ для детей (я такую посещал, но резко бросил), можно лишь ужаснуться косности, УБОГОСТИ подхода с тупым копированием "окружающей нас действительности". Уже будучи постарше, после службы в СА, я закончил курсы конкретно декоративно-прикладной тематики (3,5 года) с уклоном в дизайн, о котором, впрочем, не принято было говорить открыто (у меня был лишь один профессор, индивидуально), поскольку советскому человеку не полагалось мыслить и творить особо самостоятельно, и даже в работах классических, которыми могли полниться всякие эрмитажи с третьяковками, предпочитали рассматривать идейное наполнение, тот самый нарратив, тему, мифологию и прочее, тогда как профессионалу-художнику нужна лишь техника, ничего более.


Tags: дизайн, искусство, мастер-класс, рисунок, школа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments