Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

double bird

Как Гугл переводит

Я попробовал перевести один свой стих в этом сетевом переводчике.

Образности языка он н понимает, то есть стихотворная форма закладываемого текста выдаёт практически оксюморон на оксюмороне или неверно интерпретированные словарные слова, близкие на русском языке по написанию и задействованные в тексте с падежами.

Но зачем брать мой стих. Для пробы подойдёт, к примеру, другой известный поэт, Пушкин. Станет понятно, что это не работает вовсе. Перевод можно в итоге скорректировать, но он не станет художественным в целом, если корректировать лишь выявленную синонимическую путаницу.

Я думаю, что поэзия вообще не подлежит переводу, если это не форма явного эпоса и чего-то ещё в рамках максимального приближения к обычному письму (нарративу) с рифмой и ритмом в оригинале, чего снова же не отобразить в переводе, в каком сама структура рифмования заведёт смысловую увязку в совсем иные плоскости абсурда.

Словом, сочинять стихи надо лишь для их оригинального отображения на письме — на том языке, на каком они непосредственно сочиняются.

С другой стороны, конечно, есть замечательные русские переводы, если об обратных, с английского, допустим, Шекспира. Но это в итоге, я так подозреваю, всё же РУССКИЙ Шекспир, а не тот, оригинальный да гениальный. И при том отмечаем мы в таком случае лишь авторский нарратив, доверяя при этом не механическому, а живому переводчику, который манипулирует подстрочником как угодно и мастерски, если это действительно мастер.

double bird

Когда я был маленький

Когда я был маленьким, любил читать книги запоем, то есть глотая и ухватывая из повествования лишь ключевые моменты на уровне фабулярного плана. Однако очень занудные книги у меня не шли, я их откладывал на потом, когда стану взрослым.
А поскольку взрослел я быстро, то непрочитанное в юности казалось уже детским.

double bird

Мой комментарий к записи «ИдиотЪ или как же правы были грузины.» от centuria1972

К одному с виду принцу, такому очень загорелому, подходит в самолёте журналист:
-- Скажите, ви из Адис- Абебы?
-- Нет, я Беба из Одессы ...

Это мне вспомнилось в связи с эскападой, вернее, нападкой Познера на эфиопских евреев, один из которых стал нечаянно предком русского поэта Пушкина, будучи к тому же действительно принцем из Африки, незаконорожденным сыном царя Соломона в десятом поколении. Познер не считает Пушкина поэтом. Он бы и сам так смог, радостно. Или наоборот, не считает поэта русским, но не называет, кто же тот тогда, раз нерусский и к тому же неживой.
Но если покопаться, то Познер (имя при рождении — Влади́мир Жера́льд Дми́трий Дюбуа́-Нибуайе́) сам, после крещения в соборе Парижской Бога Матери (кстати, мать Бога была разве парижанкой?) был признан незаконорожденным американцем, и Мать увезла его на родину индейцев, считающимися потерянным коленом Израиля. Вот и Вова растерялся.
В 1959 году устроился литературным секретарём к поэту Самуилу Яковлевичу Маршаку и работал у него в течение двух лет. В это время в печать выходили прозаические и поэтические переводы в исполнении Познера.

Сделал переводы четырёх стихотворений, отдал их в журнал «Новый мир». Все переводы были забракованы как неперспективные, а Познеру посоветовали оставить эту стезю. Так он и стал дрянным журналистом. При этом, уже под свои 90 лет, припомнил Пушкину свою зависть и тоже назвал того неперспективным.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

celtic_f7

Где я живу и как пишу.

Я живу не б'ольшую, но значительную часть своей долгой жизни в США, в Нью-Йорке. С русской культурой не порываю, и стихи предпочитаю писать тоже на русском языке, который люблю и который для меня родной.

Когда-то, перед эмиграцией из Молдавии, я учил английский у профессора, частным образом и наскоро, поскольку перемены надвигались. Неожиданно у меня стали получаться, вернее слагаться стихи на английском, что-то лёгкое и шутливое. Но дальше практики, именно для уроков, дело не пошло, я понимал, что не смогу выразить себя в другом языке или выразить вполне.

Именно в Америке у меня получилось за стихи, что называется, засесть. Потому что в юности, сразу позже -- я писал эпизодически. Когда я работал одно время учителем рисования, в средней советской школе, ко мне стали подходить на переменках коллеги-учителя. Они просили меня что-то им тут же сочинить. И это были даже филологи. Меня это, помнится, удивило. Они ждали фокуса, экспромта -- я даже не понимал толком, чего ещё и почему от меня. Я им что-то писал, очень быстро и, думаю, в рифму. Не помню, что именно. У них загорались глаза и они удалялись. Сейчас, вспоминая, я думаю, что дело тут в стенгазете для учителей, которую я вёл, как редактор. Это было тогда необычно. Я был молодым, комсомольцем ещё, и мне молодые учителя то ли поручили, то ли я сам вызвался. В общем, в учительской я вывешивал стенгазеты одну за одной, по 2-3 в неделю, там были тексты -- фельетоны, и там были рисунки, в основном карикатуры. В общем, это был настоящий бум, газеты эти стали популярными. Я не буду дальше это описывать, но факт, что там наверняка было что-то моё и в стихотворной форме. Вот откуда и пошло (я про горящие глаза). Но примерно то же было и до этой школы, когда я работал в проектном институте: самодеятельность, стихи и некий эффект, памятный. На него я и обратил внимание уже тогда, когда подошло время раздумий вне горячки. Это были одинокие вечера в холодном Бруклине, долгие поездки на работу и с работы в холодных поездах. Я понял, что смогу людям что-то дать ещё, и я хотел им, людям, кому угодно -- что-то поведать, то ли своё сокровенное, то ли важное. И я знал, что поведать я могу эффектно, стихами (лирикой), и что смогу ПОНРАВИТЬСЯ.

Тогда, в начале 90, появился интернет, русские порталы подошли, сайты литературные. Стало удобно что-то публиковать, это читали и на это откликались. Таким образом я и собрал стихи на свой сборник -- из того, что фигурировало в Сети, то есть именно в период "американский", что стал архивировать.

Надо сказать, что участвовать в специальных группах для поэтов я не люблю. Я мог часто номинироваться в каких-то, потом мог замечать, что идут подражания или плагиат. Подражания -- то ладно, но плагиаторы люди вредные, увы. Дошло до того, что от моего имени -- под моим именем -- в Петербурге (в Бродячей Собаке) стали давать поэтические вечера, платные, правда, не мои стихи читали, но свои имитации. Это было неприятно и это издержки той же Сети. Нечистые на руку не ограничивались концертами, но и книжки тиражами запускали. Зла на них я не держу. А поведать решил в качестве предыстории.

Спасибо вам за внимание ко мне и к моему творчеству.

Книга моих стихов по ссылке. Это сайт Патреон.
double bird

Мой комментарий к записи «Два русских поэта в Нью-Йорке» от sergeytsvetkov

Почему Высоцкий не снял гостинницу, а "остановился у...?"

Лет за 40 ничего не поменялось. Приезжие предпочитают "останавливаться", а откажешь им ("Хотите рядом с нами? Так за квартал от нас недорогая гостиница с завтраками"), так обижаются.
"А не знаешь, у кого ... тогда ... МОЖНО остановиться, дня на два?"
"Не знаю. У меня нет никого на примете. Может, кузина. Но она стопроцентно не впустит к себе мужчину, понимаешь?"
"Я вам сувенир привезти хотел. Помнишь, такие открывалки были для бутылок ..."
"Хотелось бы повидаться, конечно. Как устроишься, дай знать".
И гробовая тишина. Навеки.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

double bird

Брайтон -бич в среднем течении.

Не пугайтесь, после поворота эстакады налево, дальше идёт Брайтон без шума и пыли. На углу мы видим узбекский продуктовый, с которыми я воевал два года, чтобы они прекратили задымление верхних путей через шашлыки или что там у них ещё. Сначала мне угрожали за это, в интернете, строили пакости. Но после свою трубу, всё же, перенесли.
Далее мы видим некогда знаменитый магазин книг, Чёрное море. Он закрыт уже лет пять, но вывеску не снимают. Значит, бухгалтерия работает и в море отмывают баксы.

double bird

Мои твиты