Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

double bird

Мой комментарий к записи «Приехала в Россию и заплакала!» от max_volna

Прилетает раз Лёвик в Германию из облезлого дома в Бруклине. Сошёл с трапа и сразу в Трептов Парк, подтверждать диплом об окончании курсов наладчика телефонных сетей для интернета через точки входа. Тут из озера Карпентейф выплывает Ю-бот и обливает Лёвика. Лёвик тут же строчить пост в ЖЖ: " Моя Тоня меня не узнала".

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

double bird

Стрижка на Брайтоне

Я зашёл спросить. Для парней это стоит 20$. У меня наличными было 22 и я сказал, что зайду позже, в банкомате сниму сумму. Потому что надо давать на чай. Тетенька мне говорит: А вон, напротив, зайдите к грузинам, у них по 15. А там картежники одни собираются. «Нет, туда я не пойду», и рассмеялся.
Но возле банка моего оказалась ещё одна цирюльня, и я уже туда зашёл, там дедок был мастером, и ближе.
Он старой школы, орудовал опасной бритвой. Стрижёт, тут останавливается и спрашивает: Что-то не так? — Всё так.
И даже усы подправил.

Колоритный старик. Дал ему пять сверху.

double bird

Прекрасная лекция психолога

Лекция в ролике тут https://www.youtube.com/watch?v=ekqwSjIi8u8

— Это Елена, она говорит по-русски, но вроде не в России живёт. Я пока досмотрел до середины и конечно сверяюсь со своей ситуацией, когда начальник психически больной и ты с ним, с нарциссом так называемым, общаешься тесно и ежедневно.

Collapse )
double bird

Награда за труд

Это советский орден. Нет, у меня такого не было. Зато им наградили моего директора школы в Тирасполе, где я работал учителем рисования. Но после этого впечатление такое, что награждать надо всех мерзких подлецов. Признаться, в жизни я мало встречал таких мерзавцев, настолько откровенных, что память о них не умирает. Ведь с чем-то же надо разуму сличать, плясать от чего-то. Вот и получается, что того начальника я давно опустил в копилку горького опыта, периодически той банкой потряхиваю, чтобы не слежалось содержание.

Collapse )
double bird

Нормальный нашёлся

Один клиент моего дизайна зашёл в офис. Обычно, я с клиентами не общаюсь, для этого есть посредники, куча менеджеров. И обычно, почти все клиенты сумасшедшие. И это судя по их выкрутасам с заказами, по их проявлениям якобы вкуса и прочее.
Но вот этот зашёл, попросил открыть на мониторе проект для него. И спрашивает, не старой ли школы применённый мной шрифт. Я переспросил, что ему надо конкретно. Он ответил, что желает именно старый такой. Я отвечаю, что он видит «классику старого шрифта» . Клиент тут же утвердил проект и удалился.
Такие нормальные попадаются очень редко. Может, раз в пару лет.

double bird

Надо ли УМЕТЬ рисовать?

Графика, или искусство рисунка, видится мне вспомогательным ремеслом, чем-то сподручным для живописи, ваяния, зодчества. Художник, собственно, автоматически и рисовальщик, он владеет карандашом или кистевым рисунком без проблем. Да и к живописи можно не обращаться, если конечный продукт терпит и графику, например, это иллюстрации книжные, а то и без приложения рисунки: под стекло, в рамку и на стену. Это уже жанр.

Однако можно задуматься, что же означает умение рисовать. Если не вычленять предмет из школьной программы, то это одно их умений, сопутствующих письму и собственно письменности: изображаешь буквы или некие очертания того, что не требует описания, а то и вовсе абстрактное. Никакой другой пользы эта дисциплина не несёт. Тот, кто обладает талантом и манией изображать, он себя проявит и без педагогов, скорее всего уже в юности. И вот, талантливый юный художник, сравнивая свои рисунки, допустим, в классе средней школы, будет психологически изолированным. Но и учитель рисования вынужден будет ставить те же пятёрки -- как талантливому, так и обычному старательному ребёнку. При этом талантливый будет понимать, что его талант нарочно нивелируют, его высокие способности усредняют. Это прямой путь к неврозу и прочим "прелестям". Можно найти параллели и с музыкально одарёнными детьми, но там немного другое.

В принципе, каждый грамотный человек должен уметь что-то техническое изображать. Допустим, это схема, или план, или простые, утрированные в какой-то степени очертания предметов. За этим уже будет идти дисциплина специальная -- черчение. Но мы не о том.
Ни портретирование модели, ни рисование натюрмортов, чего-то ещё "с натуры" -- значения особого не несёт. Это лишь способность копирования того, что пред взором, с той либо иной степенью точности. Это ещё модно называть реализмом. Но это на самои деле трюкачество. Кто-то глянет и воскликнет:"Надо же, как похоже! Прямо как настоящее!" Вот это механистическое копирование, или сканирование, то ли с натуры, то ли с фотографии (что практически одно и то же) -- оно не делает умельца художником.
Кстати, можно глянуть на рисунки Леонардо. Это и технические наброски, это и схемы, прочее. Однако если глянуть на его роспись "Тайная вечеря" и представить, что ноги Иисуса ещё на месте, а не проломлены вандалами для устройства двери в стене, пред нами будет откровенный дизайн, то есть сложное построение с эффектами в композиции, такие привнесения, которые являются не совсем художественными. Понятно, что просто изображать -- рассадить всех за столом, как придётся и по наитию (лишь бы были люди "как живые") -- мастеру было неимоверно занудно и скучно. Даже и с красками он там мудрил, изобретал что-то несусветное, развлекался. Понятно, что восторгов по поводу своего умения рисовать Леонардо не испытывал, это не давало ему всей суммы довольства собой.
double bird

Как я писал сочинения в школе

В школе советской я писал так же, как сейчас и тут. Я имею в виду стиль, обороты, пунктуацию, всё в целом. Я так начал писать со второго класса, когда меня брат-восьмиклассник попросил написать за него сочинение по рассказу Толстого. Он получил 4, видимо, из-за некоторых моих сбоев в грамматике. Уже тогда я понимал, что надо писать попроще, поскольку брат был двоечником, не любил школу и рано пошёл работать.
Хуже стало, когда я учился в пятом. Я писал школьные сочинения уже языком хрестоматий, причём язык тот «взял» из старых хрестоматий, годов 40-х и 50-х, для студентов пединститутов. Классика ведь оставалась той же. Читать мне ее было не интересно, и зачастую мои сочинения являлись компиляцией из всяких обзоров и толкований, характеристик героев и прочего. Язык изложения я камуфлировал, чтобы меньше явного академизма. Хуже — потому что притворяться стало мучительным.
Читал я много и без того, книги для юношества, можно сказать, и часто у брата брал книжки, читать он любил, и что-то редкое, в те годы, начало 70, он брал у своего друга из интеллигентной семьи.
Но вот, к 7 классу у меня сменилась добрая училка, ей на голову упала гардина в школьной столовой. Пришла злая и дурная. Я всегда полагал, что она обычная по тем годам антисемитка. Взяла за правило перед началом урока выставлять меня из класса. Оценок плохих не ставила, формально не было повода — придраться. В итоге ситуация дошла до мамки, та пошла в школу и «поговорила». Что она там сказала, не знаю, но после этого училка меня оставила в покое совсем, ставила пятёрки, ничего особого.

Только сейчас я понимаю, что мой стиль вот этих всех сочинений она принимала за издевку, насмешку над собой. Мне к тому времени надоело прикидываться и я мог выдавать в сочинениях целые абзацы сверхзаумных рассуждений, в следующих с ними же спорить и в концовке отрабатывать риторическое заключение, примиряющее позиции ...  Училка, видимо, старалась выяснить для себя , откуда я «списываю», но шифр компиляций не разгадала, и училась она, видимо, по другим, новым хрестоматиям. Причём язык моего письма стал кристальным и от хрестоматийной канвы я практически отходил, уже механически вырабатывал тезы с антитезами и выстраивал тропы.

Уже к 8-му классу школа мне дико надоела, я пропускал уроки, прятался в каких-то подвалах (отсыпался), мне казалось, что в этом заведении я попросту деградирую. Однако пришлось снова притворяться прилежным, поскольку требовался высокий балл аттестата. После 8-го я ту школу с лёгким сердцем покинул, собственно как и мерзкий город этот в Молдавии, как и саму Молдавию. Меня ждала соседняя Украина и заведение союзного подчинения, где учили на техников-строителей.

Отучившись и отслужив, там же, на Украине, я совершил ошибку, что в город своего детства вернулся. Менее мерзким он с годами не стал, к сожалению. Но то другая история.

 
Анализ в письме своём я постепенно довёл до практического совершенства. Например, в Советской Армии, гдя я был солдатом, меня могли привлекать к написанию всяких полуюридических текстов, которые подменяли как бы само следствие по запутанным делам: кто на кого бросился с ножом — и бросился ли, — почему командование (надавить на которое надо) не даёт обещанную квартиру прапорщику и т.п., вплоть до лекций для замполитов, для политзанятий, раз уж я к таким политзанятиям готовил плакаты, как ротный художник.

double bird

Мой комментарий к «Как в СССР глушили правду.» от maxim_nm

Слушал я в СССР такие "голоса", работал в школе учителем. Это когда слушал часто, а не как в юности, случайно и периодически. Да, качество было плохое, надо было напрягаться, чтобы поймать и уловить. Сейчас я могу заключить, что удовольствие это было сомнительным. Я не радиотехнарь и тонкостей обхода глушения не знал, это во-первых, и во-вторых, надо было изрядно напрягаться и для того, чтобы уловить смысл услышанного, поскольку вещающие, если это были не новости, а некие обзоры либо тематические повести, говорили практически загадками. Очень часто там, в радиостудиях, в эфире были люди с дефектами речи, приглашённые. Или с неподобающим тембром голоса. Это новые проблемы. Ну и наконец, в какой-то момент можно было уловить, что "голоса" несут откровенную ахинею, именно устами каких-то нездоровых ментально. Опять же, чтобы из мутного потока что-то дельное и удобоваримое вычленить, требовались большие усилия, и зачастую на это не было ни времени, ни алгоритма для "дешифровки" сбитой русской речи. Ну а когда в школе меня, как не члена компартии, всё же вызвали на открытое партсобрание, и это в 1987-году, и когда мне там задали вопрос, выставив  перед педколлективом, "зарегистрирована ли моя печатная машинка в соответствующих органах", я понял, что следующим пунктом будет и про радио. И пусть спросившего кто-то тихонько и подправил , мол, "сейчас не надо регистрации", я предпочёл коммунистам надерзить, из школы уволиться и быть далее начеку, даже не взирая на "углубление Перестройки".

Сейчас мне первая аналогия пришла на ум -- это с интернетом. В России создан, который "глушит" вебстранички. Однако  время  немного другое, многие желающие запреты обходят, правда, смотря что они там желают. Практически это очень и очень просто. И дело другое, что если по улицам городов и сёл станут ездить некие "пеленгаторы", а наказывать будут за обход запрета (за технический прорыв) или попытку обхода, то тем более, удовольствие от занятия получат немногие, а ситуация ближе придвинется к советской, с радиостанциями Запада.

Нынешней молодёжи я бы и такую аналогию привёл. Представьте, что вы в СССР, что поймали в эфир некую русскую речь, излагающую новости устами ... Сванидзе. Или Альбац. Обращаются друг к другу "Коля, Маша ...", истерят, щекотливо подкатывают и т.п., -- то есть, там вещали персоны либо полудегенераты, либо откровенные душевнобольные, способные анализировать.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

unicorn

Вспоминая Средний Манхэттен 90-ых

Работал в коммерческой галерее в бригаде с 5-ю женщинами, остальные человек 12 были как я. Ну, из женщин более-менее выделилась одна, которая по образованию была архитектором. Это всё в НЙорке, в Манхэттене. Остальные оставляли впечатление не совсем нормальных душевно. Все из русских как раз. И я думал, что списать надо на трудности эмиграции, поскольку коллектив такой из бывших советских, которых загнали в подвал, как на каторгу. Задание писать по картине, в ср. 2 кв. метра, в день. Потом я стал пенять на влияние буйства красок. На моих глазах просто сходили с ума, то плакали, то смеялись, то пересаживались. Потом на пары лака пенять стал.
В общем, хорошего мало, разве что опыта набрался.

Были и китайцы там. Но заказы требовали западный стиль, модерн и т.п., а скорость набиралась уже на копиях с удачных оригиналов, поскольку галерея "коммерческая", а не по персональному вдохновению каждого. Но меня еле на 2 года хватило. Кстати, русским мастерам, за плечами которых самые неимоверные по силе советские дипломы (всяких там академий, училищ и прочего), было не так уж легко. Как я понял, не всякий мог подстроиться под нечто противное соцреализму.
unicorn

Настоящий Математик

Довелось мне раз в юности встретить Настоящего Математика. Это было в семидесятых, я готовился сдавать экзамены в учебное заведение, после школы. А знакомый моей родни, человек учёный, вызвался мне помочь по математике, то есть прорепетировать, натренировать. До этого, в советской школе помянутой, у меня были по предмету твёрдые хорошие оценки, но преподавали скучно, интереса не вызывали. Ещё хуже обстояло с химией, там я потерял связующую нить на долгие годы. Вообще, из интересных предметов мне сейчас тяжело выделить хоть что-то, именно из школьных. Сейчас я понимаю, что практически все учителя были бездарными (кроме одного "физика", но тот был слишком уж подвижным, и когда он замещал несколько уроков черчения, у него получалось гораздо лучше). Настоящий Математик меня просто удивил. Оказывается, сложные вещи можно пояснять и доводить без натуги, очень быстро, доступно и с повышением выявляемого интереса (действительно, я открывал для себя заново). Его звали Н., он был профессором и носил физический недостаток, а ещё много курил. Мне навсегда запомнились его хитрые глаза, которые щурились от дыма сигарет "Опал". Я был просто поражён проявленным профессионализмом, ведь я понимал, что за школьной и экзаменационной программой распластана бездна предметного мира, которой данный специалист владеет вполне. -- Увы, время прошло быстро. Я хорошо сдал экзамены. Ну а Н. встречал после, может раз-другой в год, когда его приглашали в семью, где я жил. Он всегда выходил курить в коридор, по совместительству библиотеку. В комнате могло быть ещё человек пять мужчин, когда собирались они для игры в преферанс, дружной тихой компанией. Все они, пусть и некурящие, тоже выходили в библиотеку -- за компанию. Они стояли с Настоящим Математиком рядом, он обволакивал их клубами дыма, а те травили анекдоты. -- К сожалению, наши пути года через четыре разошлись. Я о нём редко и мало слышал, пару раз мне передавали от него приветы. Ну а потом он, как водится, умер.