Tags: горбачёв

double bird

Многих интересует, почему СССР сгинул

Судя по всему, вопрос острый. У блоггера Мировича, с амплуа эсэсэроведа и затейника, завёлся диспут с сотнями участников, а вывода они сделать не смогли -- почему. Но есть такие, которые доказывают, что не развалился, а был разрушен.
На самом деле надо понимать, что СССР чудом не разрушился со смертью Сталина, как диктатура достаточно выверенного вида в своей кристальной чистоте. Логика цепочки такова: у диктатуры пропал диктатор, и она поэтому развалилась или была разрушена некими силами, как силами природы, допустим. Поэтому с 1953 до 1991 ещё одно поколение советских людей, уже могильщиков этого строя, цепи на своих шеях с хомутами -- повредили. Но брели кое-как, туда, куда их гнали. Осторожное старшее поколение, прекрасно осознающее положение страны без своего вождя и тирана, занято было больше тем, как обеспечить своё безбедное существование после часа Экс. При этом на сцену выдвигались молодые, но горячие головы. Тот же Горбачёв. Выдвинули его властные политические старцы, разумеется, а не воля демоса. Стал ли он могильщиком СССР, этот Горбачёв (какой-то полупомешанный болтун)? -- Нет, его просто подвинули более энергичные и трезвые на тот момент люди. Злой на себя Горбачёв сыграл с собою же злую шутку. Он решил другим -- казаться добрым, умным, но диктатором (без диктата). Этот номер не прошёл. Так что формально, быть может, он и причастен к развалу СССР. Да, он стал напоследок раз не диктатором, то ... Президентом. Это ему не помогло. Заграничное словцо как-то сразу не пришлось на вкус, а видимо желанные нотки для такой "уважаемой должности" не то что б подменяли диктаторские-сталинские, но окончательно разорвали этакую династийную ветвь небожителей, когда якобы член Политюбро СССР, любой, в состоянии занять пост Сталина и продолжить семейное дело.
Да, можно под мою формулу подводить любые сопутствующие факторы -- экономику, холодную войну, отсталость идеологии коммунистов (закоснелость), даже войну в Афганистане и Чернобыль. Ясности такие факторы не внесут.

А теперь посмотрим, с какой готовностью люди, бывшие и новые эсэсэровцы (новые -- это те, кто с фантомной ностальгией по СССР, но рождённые после), пестуют своего нового диктатора Влада Путина. Тот даже, как кажется, несколько растерян. Ему ж надо как-то подкреплять такое доверие народа. Вот он ему и даёт вожжей. На посту своём, по времени, того же Сталина переплёвывает, хотя тоже, как тот, рассчитывает править русской тройкой пожизненно, то есть пока дух не испустит "по естественным причинам". Мы это видим по косвенным признакам, конечно, сам не признается, скромен. Такая ситуация даёт право считать РФ не то что б правопреемником СССР, или НЕ ТОЛЬКО, но особого рода реинкарнацией.
Так что те, кто спорят о причинах развала СССР -- не правы, ведь СССР развалился не совсем как бы, он лишь мимикрировал и выглядит совершенно другим государством, но лишь внешне. А внутри его -- те же советские люди, которым дал их заряд Иосиф Сталин, сподвижник Ленина, изобретателя пороха.
double bird

Позор или стыд?



-- в советское время зародилось в совке (мне нравится термин "совок") позорное явление -- очередь за всем. Сейчас многие не то что б ностальгируют по совку, но пытаются его примерять на ситуацию нынешнюю, ведь Россия из себя представляет тот же совок, но в развитии, причём, многие уверены, что Влад Путин пытается совок возродить и вовсе не понимают, что совок никуда не исчезал, что он не мог сам по себе вдруг застыть с тем, чтобы нести все атрибуты совка, и такой среди них ярчайший, как очередь. Особенно, так понимаю, к изучению совка тяготеет российская молодёжь, и подобные снимки, как вверху, они раз за разом выкапывают, чего-то там мудрят с расспросами родителей (интерпретируют) и представляют.
Советские люди (их тоже именуют совком, как и бывший Союз), совки, свой позор, к своему стыду, претерпели. Деваться было некуда и от очередей было не уйти: либо ты смиренно стоишь в унылой толпе-веренице, либо покупаешь нужное втридорога у спекулянтов, либо остаёшься с носом, то есть, ни с чем. С голоду не умирали, как это было при Сталине-Ленине, но пренебрегающие очередью при Брежневе-Горбачёве питались гнильём и ходили в тряпье, причём, очередь всё же являлась признаком того, что что-то в закромах родины, всё же, имеется. А когда очередей не было, это уже навевало тревогу. Иными словами, в период "развитого социализма", который был объявлен с партийных трибун, такое явление, как "очередь", вошло в прочный быт. Очереди стали фигурировать везде и всегда, были также и скрытыми, когда на какую-то вещь велась подписка, и очередь продвигалась по графику, но даже очередь на возможность подписки в очередь -- тоже была. Например, какой-нибудь мебельный гарнитур не предполагал живую очередь за окном, на него подписывались. -- Но подобные очереди знаю плохо, чего не сказать, к примеру, об очередях за книгами в книжный магазин. Вот это, я считаю, явление уникальное по себе в первую очередь. Дефицит книг возник чуть раньше дефицита основного, с каким связано, допустим, питание. Чтение даёт пищу для ума, и тут прослеживается связь в цепочке. Но очередь за книгами, как я это помню, была жизнерадостной, с надеждами, с драками, с предвкушением добычи. Я никогда в таких очередях не стоял, проходил мимо них, мимо растянувшихся на многие десятки метров перед входом в книжный либо перед дверью, потому как запускать толпу внутрь не решались. Я также никогда не сдавал макулатуру в обмен на талончики, по которым было можно купить какую-то книжку в виде доступной покупки, и в эту систему не вникал, мне это казалось тогда (уже) унизительным. И кроме всего надо сказать, что "дефицитные" книжки представляли из себя примечательную дрянь. Какие-то исторические боевички, или что-то из латиноамериканских авторов, которые почему-то выводились в модные, и т.п. без конца. Я неизменно удивлялся: неужели люди действительно это читают, неужели им интересно НАСТОЛЬКО? -- К счастью, у меня была в юности возможность начитаться с головой, пользуясь частной библиотекой, а также припасы некие были, как и возможность купить что-то нужное для дома в комиссионных отделах: люди туда сдавали ненужное, чтобы продать, или чтобы обменять на нужное. -- Это была неплохая затея с обменом, пока коммерческая струя не пересилила: книги стали товаром, эквивалентом "добра", валютой и даже внешним признаком достатка. Заходишь, бывало, гостем к кому-то, а у него вроде иконостаса целая стенка (на самом деле полки три, не более) дефицитного богатства: все книжки, помянутая дрянь, разложены по цветам корешков, все непременно "толстые" (так дороже), чаще красные. В таких "собраниях" нельзя было встретить, допустим, подборку сочинений какого-нибудь Сервантеса, выпуска 1958-го года. Там было всё сплошь новомодное, и даже в сериях.
А вот по подписке я получал книги, Чехова и Толстого, ещё что-то из классиков, что, к сожалению, пришлось при эмиграции оставить другим людям, просто подарить. Сама возможность такой подписки на собрания сочинений также являлась редкой, дефицитной, разыгрывалась, и очередная книга появлялась в твоём владении сразу же по выходу в тираж, то есть, за каждым следующим томом надо было всегда отправляться на почту (это называлось бандеролью с наложенным платежом).

Сейчас ситуация с теми же книгами вышла совсем на иной рубеж, чего не сказать о пище в прямом российском смысле. Мне кажется, то же и в США: электронные книги никто не копит, и прочтённое удаляют, если это, конечно, не купленное, что можно, разумеется, при желании перепродать. Многие книги вообще бесплатны, их "скачивают". Я лично уже с год, наверное, пользуюсь гаджетом "Киндл" без подсветки.
unicorn

Остатки мгновенной очереди

Почерпнул из ЖЖ интересное фото, вроде, в 1987-ом снимала одна американская девушка, в Москве (я обрезал кадр и сделал сепию, передвинул штампик).



Интересно тем, что сами советские фотографы, профессионалы, были подцензурными, у них прямо со скамей училищ вырабатывался особый стиль в плане соцреализма, то есть, там могли быть драматические снимки, допустим, спортивные, но в бытовом плане подход уже бледнел и был безликим. В эти годы в СССР набрала обороты Перестройка, когда провозглашена была свобода невозмутимого слова и плюрализм, правда, фотографов поубавилось, а любителей с аппаратами вообще не стало, это ж не то что сейчас, когда у каждого своя "мыльница" и никакой химии не требуется, снимки тут же готовы. Но это я к тому, что данный снимок как раз и отличается: у туриста намётан глаз и он запечатлел некое событие, которое на месте никому б из обывателей не пришло в голову запечатлеть.
 Здесь налицо противопоставления фигур: слева открытое лицо одинарного полицейского (мента), справа группа, лица все, кроме крайнего мальчика, скрыты. Мент вальяжно расставил ноги, рука в кармане, курит. Он хозяин положения, слуга режима, а не просто в правопорядке орган. А в группе озабоченные граждане, они сгрудились у пустых атрибутов распродажи, поскольку срабатывает рефлекс: то ли что-то начнут продавать, то ли всё распродано, но появилась возможность на минутку побыть "первыми" на раздаче, даже в таком случае, когда ничего не получишь. Товар могли подвезти, к примеру, тогда, когда набралась бы очередь человек в сто. Я склоняюсь к первому, поскольку валяются пустые контейнеры. Значит, товара было столь мало, что его разметали в секунды, даже не успев намусорить либо что-то нарушить. Поэтому полицейский теперь смотрит, скорее, не за соблюдением криминала, а за сохранностью выручки в передничке продавшицы. Разумеется, это "выбросили" продукты. Так тогда говорили, "выбросили на продажу", или набросали сена в стойло скоту (по аналогии фразы).
Время было сомнительно-голодное: вроде, никто не пух от недоедания, но не особо переедали. Это было время повального дефицита, которое тянулось достаточно долго и началось до Горбачёва: его Перестройка была политическим блефом и психозом говорильни, поскольку в экономическом плане ничего не дала, страна продолжала катиться в пропасть, и лучше (богаче) жить люди простые не стали, если не говорить, конечно, о высших партийцах либо классе начальников, которые в очередях на улицах, конечно, не стояли, у них было своё распределение товаров, скрытное. А ещё считалось, что Москва снабжалась лучше, и в других городах и местах огромной страны было положенье похуже. Однако мне видится гораздо худшим эта позиция затравленных граждан под видом покорных животных: это уставшие зомбированные тени. Через какой-то пяток лет они благополучно сольют эту свою страну, даже не шелохнувшись. Союза всяческих республик не станет.